Шагнувшие в бессмертие

Мастер взял в руки тонкую статуэтку, примерил ее на подставку. Чуть надавил, чтобы деревянные втулки вошли в намазанные клеем пазы. Потом проверил, устойчива ли статуэтка. В прошлый раз подмастерье напортачил: взял слишком маленькие дощечки, которые не могли удержать статую, и она едва не разбилась в падении: он в последнюю секунду успел подхватить ее в ладони.
Но теперь, кажется, все в порядке.
Мастер осторожно взял статуэтку в руки и поставил ее на полку в своей мастерской — рядом со второй, парной. И удовлетворенно вздохнул. Статуэтки ему удались, в этом не было сомнений.
Работы было немало. Из черного дерева он вырезал фигуры жреца и его жены, прекрасной певицы бога Амона. Одежды фигур он покрыл тонким слоем грунтовочной пасты, а поверх натер драгоценным порошком из серебра: одно это обошлось ему в состояние. Затем из тончайших золотых пластинок он смастерил миниатюрные украшения и приклеил их на шею и руки жрицы; ее муж, аскетичный и простой, украшений не носил. Ему достались лишь изящные сандалии, но и они были сделаны из золота.
Лучше всего ему удались глаза: сделанные из кусочков белого и черного стекла, они глядели с лиц статуэток, словно живые. Впрочем, так и должно было быть: ведь однажды, когда фигурки поместят в гробницу владельцев, эти глаза смогут видеть!
Завтра мастер обернет скульптуры в льняную ткань, чтобы случайно не повредить, и отправится на берег. Там он наймет лодочника или какого-нибудь рыбака, который за небольшой кусок мяса или пару хлебцев перевезет его на другой, западный берег Нила.
Путь его будет лежать к заупокойному храму фараона Тутмоса, где жрецы ежедневно совершают приношения на алтари усопшего владыки Египта. Главу жрецов зовут Аменхотеп, и это он заказал статуэтки для себя и своей любимой жены Раннаи. Она служит в том же храме, танцуя перед богом с ожерельем менат на плечах и со звонким систром в руках. Хотелось бы знать, что скажет она, когда увидит свое изображение?..
Завтра. Он узнает все завтра.
Мастер сел на низкий стульчик и прикрыл глаза. За окном вечерело. Косые закатные лучи падали на стену, выхватывали из темноты верстак с инструментами и полку, на которой стояли две фигуры. Глаза фигур, безмятежные и счастливые, глядели на запад, вслед солнцу. Жрец и жрица из черного дерева неторопливо и безмолвно шагали, начиная свой путь в бессмертие.


В Пушкинском музее искусств, в самом центре египетского зала, стоят в витрине две небольшие деревянные статуэтки. Их невозможно не заметить: они сразу притягивают взгляд.
Это Аменхотеп и Раннаи, муж и жена. Они жили почти три с половиной тысячи лет назад, во времена правления женщины-фараона Хатшепсут, и служили в заупокойном храме ее отца, фараона Тутмоса I. Мы ничего не знаем о них, кроме того, что жили они в Фивах, там умерли и там были похоронены в своей гробнице.
Гробницу эту впоследствии вскрыли и разворовали, и теперь, должно быть, невозможно даже сказать, где она находилась. К счастью, два шедевра из этой гробницы оказались спасены и попали впоследствии в музей.


Какими были эти люди?..
Должно быть, Аменхотеп очень любил свою жену: он не поскупился на статую для нее, которая ни в чем не уступала его собственной — ни в изяществе линий и форм, ни в богатой отделке.


Вероятно, у них был свой дом — небольшая усадьба с собственным садиком и небольшим водоемом среди гранатов и пальм. Мы можем даже вообразить, как они отдыхают вечером в своем саду; Раннаи сидит в кресле, опустив ноги в водоем, а Аменхотеп читает ей вслух свиток с каким-то древнеегипетским романом. Их дети, смеясь, играют в догонялки, то убегая в дом, то снова наполняя садик смехом и топотом…


Красота портретов Аменхотепа и Раннаи завораживает. Это вовсе не условное изображение, нет: безымянный скульптор, державший в руках резец, передал в дереве подлинные образы настоящих, живших рядом с ним людей. Посмотрите в их лица.
Эти люди жили на Земле.
Они любили и страдали, они нянчили на руках своего первенца, они танцевали, смеялись, обнимали друг друга и болтали о пустяках. Когда-то ночью, три с половиной тысячи лет назад, они лежали и смотрели на звезды.
Они были вместе в жизни; они остались вместе и после смерти.


Что сказали они, когда впервые взяли в руки эти фигурки из черного дерева?.. Быть может, просто молча и восхищенно смотрели на свои изображения, которым суждено было пережить их, чтобы донести их имена до нас, живущих ныне.

Нас разделяет пропасть глубиной в три с половиной тысячи лет, и с другой стороны этой пропасти смотрят они на нас, людей будущего.
Аменхотеп и Раннаи.
Два живых человека из Древнего Египта, шагнувшие в бессмертие.


26.10.2015 19:52

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!